Connect with us

Интервью

Олег Фоменко и Егор Хмелев (Sweatcoin): превратить движение во что-то ценное

Цель нашего бизнеса – менять поведение и сделать так, чтобы движение стало неотъемлемой частью вашего дня. Это ценно для огромного количества компаний.

Опубликовано

/

     
     

Олег Фоменко и Егор Хмелев — основатели компании Sweatcoin, генеральный и технический директор. Мы поговорили с ними о том, как развивался необычный стартап, который платит пользователям за ходьбу.

Олег Фоменко и Егор Хмелев (Sweatcoin): превратить движение во что-то ценноеОснователи компании. Фотография Forbes.

Как начинался Sweatcoin? Как вы попали в Лондон? Есть ли какой-то опыт создания Sweatcoin, предшествующий этому проекту?

Олег: Проекту около двух с лишним лет — с момента появления идеи до сегодняшнего дня. Как обычно, вначале всегда все очень сложно, непросто. Началось все с того, что я пошел на пробежку в лондонский Ричмонд-парк с моим будущим кофаундером Антоном Дерляткой. Мне стало понятно, что, если три года до этого я забирался на самые высокие горы в мире, то в тот момент, когда мы бегали, не мог достаточно быстро пробежать даже «пятерку».

Начали думать, почему так, как так происходит, почему человек быстро теряет форму, перестает заниматься, углубляется в офисную рутину и ведет нездоровый образ жизни. У меня образование – социология и психология, поэтому мне было интересно понять буквально на нейрохимическом уровне, почему это так распространено. Практически все мы знаем, что очень сложно мотивировать себя постоянно двигаться, быть физически активным и вести здоровый образ жизни.

В начале января, как правило, все начинается, а в середине февраля забывается. Как раз это очень заинтересовало. Раз все мы страдаем этим, значит, проблема фундаментальная. Мы очень быстро пришли к выводу, что всем компаниям, работающим в этой среде (и технологии, и продажа продуктов), немного не хватает понимания причин, по которым так происходит.

Оказалось, главная проблема такова: природа не хочет, чтобы вы двигались. Природа создала вас не для того чтобы вы постоянно были активны, а для того чтобы вы бегали тогда, когда на горизонте появится мамонт. А в перерывах между охотой на мамонта бегать совершенно бессмысленно. Представляете, что было бы с вашей семьей, если бы вы бесцельно бегали в перерывах между охотой. Есть такой афоризм: вдруг война, а я уставший. Именно из этой серии! Нужно экономить энергию, ждать появления мамонта, и тогда бегать очень быстро.

Более того, природа сделала так, что у нас есть механизм, «зашитый» буквально базовом уровне (называется present biased). Мы фокусируемся на результате прямо здесь и сейчас. Именно поэтому мы прокрастинируем. Именно поэтому очень сложно бросить курить. Именно поэтому очень сложно заставить себя работать в дождливый день. Огромное количество проявлений, которые нам кажутся нерациональными, на самом деле обусловлены именно проблемой present biase. Present biase – предпочтение «здесь и сейчас».

С точки зрения бихевиористской экономики — это очень знакомая, понятная концепция. Есть только одно решение проблемы, которая была создано природой. Пока не изобрели ничего лучшего. Называется «instant gratification» (немедленное вознаграждение). Природе необходимо было это изобрести, потому что есть еще одна сфера, которая от этого очень страдает.

Если бы природа не создала для нас оргазм, вполне возможно, мои дети не появились бы на свет. Не потому, что я их не хочу. Просто таково поведение procreation, то есть продолжение рода. Для того, чтобы мы постоянно занимались любовью, и это поведение постоянно было в нашей жизни, природе необходимо было создать оргазм. Если бы его не было, к сегодняшнему дню люди ни за что не стали бы «вершинкой пирамиды». Это место заняли бы тараканы или какие-то другие существа.

Мы поняли, что проблема фундаментальная, с ней знакомы 100% людей, ее нужно решать. Мы решили создать instant gratification для движения. Так родился Sweatcoin. Я в это время очень внимательно изучал криптовалюты. Меня интересует технология Blockchain и Bitcoin.

Когда в самом начале мы стали общаться и обсуждать эту идею с Егором и с Данилом Перушевым, мы рассуждали так: Bitcoin – это криптовалюта, основанная на сжигании электричества, а у нас будет криптовалюта, которая основана на сжигании калорий. Эта концепция была чертовски интересна многим людям – как инвесторам, так и Егору, Данилу. Таким образом, сформировался костяк Sweatcoin: Егор и Данил в Москве, я и Антон в Лондоне. Сейчас нас уже 10 человек.

Sweatcoin – это все-таки криптовалюта?

Олег: Она непременно будет криптовалютой, но на данный момент мы начали с централизованного решения просто потому, что это не является главной критической проблемой для проекта в самом начале.

Егор: Вначале так проще строить. Если бы сразу начали строить криптовалюту, мы бы в этом погрязли. Нам важнее было проверить свою гипотезу.

Олег: В любом проекте важно понять, нужен ли он пользователю, можем ли мы привлечь тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч людей, интересно ли им это. Сейчас у нас есть однозначный ответ – да. У нас сейчас 150 тысяч загрузок с нулевым маркетингом, исключительно за счет «органики». Уверенный ответ: да. Поэтому сейчас уже можно думать о более сложных аспектах, например, о криптовалютном бэкенде.

Вернемся на шаг назад. Вы сформулировали идею о вознаграждении за физическое упражнение. Какие шаги вы сделали дальше? Вы подготовили приложение и пошли к инвесторам? Как вы изначально развили эту идею в приложении? Какие шаги были сделаны от формулирования идеи до выпуска продукта?

Олег: Это сложный, очень размытый процесс. Мы долго обсуждали и нивелировали. Процесс, о котором я вам рассказал, занял, наверно, минимум четыре, а то и шесть месяцев. Поляна большая. Некоторое время ушло на то, чтобы сфокусировать мысль, особенно – создать криптовалюту на основе движения и выбрать правильные слова. Следующие шаги были такие. Мы начали буквально «на коленке» делать приложение, которое было разработано за пару месяцев. Оно ужасно выглядело, в нем было мало функционала. Мы «выкатили» его, наверно, двумстам пользователям.

Мы поняли, что это на самом деле интересно. Начал идти фидбэк. Народ начал комментировать, задавать вопрос: «Как я могу установить это приложение на телефон своего знакомого?». Стало поступать достаточно много таких запросов. Мы начали думать, что, наверно, стоит потратить гораздо больше времени, сделать действительно красивый, элегантный и очень привлекательный продукт вместо того, который у нас был. Приложение выглядело ужасно – наверно, как любые MVP. На том этапе мы совершенно не уделяли внимания дизайну.

У вас уже были инвестиции на момент создания первого MVP? Мне кажется, слова «криптовалюта», «фитнес», «мобильное приложение», вызовут нездоровый ажиотаж у любого инвестора.

Олег: У нас было не много инвестиций. Сначала мы инвестировали свои деньги, «bootstrap», потом привлекли первых двух инвесторов — это буквально близкие друзья. Я не буду называть конкретные суммы, но это небольшие деньги, которые мы направили на создание MVP, на разработку приложения для нескольких сотен человек, чтобы проанализировать метрики, фидбэк, реакцию людей.

Каков рыночный механизм внутри нынешнего или первоначального приложения? Люди ходят, получают за это Sweatcoin, и на эти деньги покупают товары. Откуда берутся деньги внутри приложения? Как вы договаривались со спонсорами, с брендами, которые готовы спонсировать двигательную активность людей через приложение Sweatcoin?

Егор: Все довольно тривиально. Глобальная задача проекта состояла в том, чтобы верифицировать движение. Мы не можем позволить пользователям просто так накручивать себе шаги. Нам нужно было подтвердить, что пользователь на самом деле идет. Это довольно сложная технологическая проблема. Я бы не сказал, что мы ее полностью решили, но мы поняли, как ее решить хотя бы на базовом уровне.

Помимо статистики шагов, которую дает нам сам телефон, мы проверяем их с помощью GPS. Если человек движется по улице, он перемещается с определенной скоростью и делает некоторое количество шагов. Эти два источника данных уже могут дать определенную гарантию того, что человек действительно идет. Сейчас в этом еще можно обмануть, но сделать это уже гораздо сложнее. Есть сайты, например, unfitbits.com, где предлагается 100500 методов – как можно обмануть свой Fitbit и накрутить себе шаги. Нам это не подходило, поэтому мы с самого начала стали придумывать решения – как с этим бороться.

Но GPS тоже создает определенные проблемы, с которыми мы боролись дальше. Перед нами стала следующая проблема: приложение, которое «живет» в телефоне и постоянно использует GPS, расходует львиную долю заряда батареи. Мы решали данную проблему. Это был длительный процесс. В конце концов, мы ее решили (конечно, с определенными компромиссами для пользователя), но сейчас потребление заряда находится на уровне 1-2%.

Технологически в настоящее время мы проверяем через GPS. Сейчас мы работаем над тем, как проверять движение более сложными путями: через акселерометр, через нейросети и другие механизмы. Мы как раз изучаем данные направления, но это скорее будущее, нежели настоящее.

Олег: Егор даже закончил специальный курс Machine Learning, потому что сейчас мы уже «сидим» на базе данных в 17 миллиардов точек – data point. Каждая из них – это один шаг или небольшая группа шагов, с локацией, скоростью и множеством дополнительных сведений, связанных с этим. Мы начинаем понимать, что это необычайно ценная база данных, которая может показать, например, как «движется Лондон»: где люди ходят, где они ездят в общественном транспорте, где перемещаются на автомобилях, а где – на велосипедах. Видно каждое движение. Обрабатывать это вручную или проверять гипотезы на основе такого огромного массива данных уже становится сложно. Поэтому Егор в прошлом году пошел на курсы Machine Learning.

Причем английское правительство выделяет нам грант для того, чтобы можно было начать анализировать на основе AI движение внутри зданий, которое на данный момент верифицировать довольно сложно, а также улучшить наш алгоритм для учета езды на велосипеде, чтобы добавить перемещение на велосипеде как стопроцентно верифицируемый способ генерации Sweatcoin.

Пытаются ли люди обмануть? Можно ли закрепить смартфон на собаке, чтобы она его перемещала? Нужно ли это людям?

Егор: Есть люди, которые пытаются обмануть. Но такие попытки мы «видим» и анализируем. Например, есть люди, которые берут на прогулку два телефона – свой и жены. Их видно, потому что они это делают постоянно, потом «сливают» баланс в один аккаунт, и треки совпадают. Такие попытки есть.

Олег: Наверняка кто-то пытается, но у них возникают две большие проблемы. Первая. По ряду причин мы ограничиваем ежедневную выдачу Sweatcoin. Основанная причина: мы бы не хотели, чтобы кто-то вдруг решил разбогатеть, бегая каждый день ультрамарафон. Мы знаем, что это вредно для здоровья, и ничем хорошим не закончится, поэтому ограничиваем количество конвертируемых шагов 20 тысячами в день. Даже если ты наберешь ораву собак и заставишь их бегать, ты сможешь заработать максимум 20 тысяч шагов.

Кроме того, собаки бегают иначе. Один мой знакомый это целенаправленно тестировал. Он сказал следующее. Собака сделала какое-то количество шагов, но не так уж много. Кроме того, это очень большая нервотрепка. Ты вешаешь свой телефон на собаку, а она бежит за мячом. А вдруг она уронит телефон, и он разобьется? А вдруг кто-то позвонит, и ты будешь как дурень бегать по парку за своим Шариком и орать: «Шарик, вернись! Мне звонят! Шарик!». Теоретически такое, конечно, возможно, но, если кто-то начнет это делать практически, я надеюсь, они выложат видео в YouTube, чтобы можно было посмеяться.

На данный момент единственный человек, который смог нас «сломать» — это человек, который в Англии проехал по пляжу на ослике, но медленно. Когда он пытался ехать галопом, приложение не считало шаги, а когда ехал медленно, то считало. Если у вас получится, дайте нам знать, что именно вы делаете, и мы сможем добавить этот пример в список кейсов, за которыми очень внимательно наблюдаем.

Перейдем к коммерческой стороне. Как вы привлекаете бренды, который выставляют товары в вашем маркетплейсе?

Олег: Очень просто. До 50% людей, которые являются нашими пользователями – это молодые, технически подкованные, заинтересованные в технологиях, физически активные люди, которые следят за собой, ведут здоровый образ жизни. Они – просто мечта для огромного количества брендов. 50% из них активировали AdBlock. Очень сложно найти к ним доступ и сообщить им о существовании твоего продукта – например, новой марки кроссовок, спортивной одежды, нового бренда протеинов, витаминов, supplements.

Все мы относимся к маркетингу с достаточно большой опаской. Поэтому, когда звонишь в какую-нибудь компанию и говоришь: «У нас есть 100 тысяч человек, которые каждый день ходят, им интересны продукты, которые относятся к здоровому образу жизни», то не возникает никаких проблем с привлечением новых вендоров. В настоящее время у нас каждый день добавляется одна компания.

Сейчас уже больше 120 компаний принимают оплату за свои продукты в Sweatcoin либо полностью, либо частично. Минимальная скидка, которая была у нас на маркетплейс –75%. Продукты предоставляются бесплатно или с очень большой скидкой. Это не ваучеры, не скидка 20-30%, которой никого не завлечешь, а действительно очень привлекательные коммерческие предложения.

Мы не платим. Получается, что вендоры дают продукты. Наши пользователи ходят, генерят Sweatcoin и получают эти продукты от вендоров. Создается очень ценная для нас связка вендор-пользователь, но при этом нам это не стоит ни копейки, кроме расходов на оплату услуг людей, которые занимаются построением наших отношений с вендорами.

Как мы это монетизируем на данный момент? Мы это не монетизируем. Мы можем брать деньги с вендоров, но на данный момент говорим им: «Мы хотим, чтобы на сумму, которую вы заплатили бы нам, вы дали нам ещё больше вашего замечательного продукта», потому что нам сейчас гораздо важнее привлечь больше вендоров и пользователей, нежели получить деньги с каждого из вендоров, которые представлены в маркетплейс.

Олег Фоменко и Егор Хмелев (Sweatcoin): превратить движение во что-то ценное

Сейчас вы неприбыльная компания. Правильно ли я понимаю?

Олег: Да. Мы неприбыльны.

Допустим, человек купил что-то за Sweatcoin. Как понять, вернется он к ним еще раз, чтобы купить такие же или другие кроссовки? Могут ли бренды, сделав первую продажу за Sweatcoin, оценить, какую аудиторию они получат впоследствии, вернутся ли к ним люди?

Олег: Есть разные примеры. Некоторые вендоры, которые работают с нами, пускают через наш маркетплейс по одному или по два продукта в месяц, поскольку для них это действительно работает. Повторные взаимодействия у ряда наших партнеров достигали 20-30%. Это гораздо больше, чем конверсия стандартных пользователей, которых они получают на рынке.

Представьте себе экономику. Например, кто-то продает кроссовки или витамины. Какой у них сейчас подход к маркетингу? Я плачу Google или Facebook, например, 1 доллар за пользователя. Дальше у меня создается воронка, конверсия которой, скажем, 2.5-3% покупающих пользователей. Затем у тебя есть повторная покупка. Но деньги ты платишь прежде, чем смог конвертировать этого пользователя.

Мы фактически предлагаем им платить только тогда, когда у них появился пользователь. Вместо того чтобы платить наличными Google или Facebook, они платят своим продуктом, который у них уже и так есть. Получается, это фактически cost of good sold – деньги, которые они уже потратили. Для них это интересно еще и с точки зрения cash flow.

Предположим, есть уникальный массажист, который оказывает услуги. Может ли он выставить свои услуги внутри вашего маркетплейса или вы привлекаете только большие международные бренды? Вы сказали, что у вас представлены больше 120 компаний. Это, наверно, достаточно мало для сегмента малого и среднего бизнеса. Я предполагаю, что у вас представлены крупные бренды?

Олег: Да.

Могут ли к вам попасть локальные, местные компании, связанные со здоровым образом жизни?

Олег: Превосходный вопрос! Очень вовремя. Буквально сейчас, в режиме реального времени выходит новая версия, в которой начнет работать этот функционал. Не для всех и не мгновенно, потому что нужно еще подправить определенные элементы UX, но она выйдет буквально в течение следующих недельЕгор: Прежде чем «выкатывать», нужно проверить, как реагируют люди. Это довольно большой и сложный в разработке функционал. Прежде чем «выкатывать» его для всех, нам нужно понять, как будут реагировать люди, как они будут покупать эти продукты, как должны строиться отношения между продавцами и пользователями. У нас сразу появилось очень много спама. Когда мы стали думать, как сделать продажи через наш сервис, мы поняли, что проблема спама действительно серьезная. Ее нужно как-то решать, а это уже нетривиальная задача.

Ваш вопрос свидетельствует о том, что эта тема лежит на поверхности. Вопрос не в том, стоит ли это делать (конечно, это нужно делать), а как сделать, чтобы это реально работало и для покупателя, и для продавца. Функционал уже сделан. Первый этап запускаем уже буквально на этой неделе и начинаем тестировать, как реагирует народ, насколько далеко готовы пройти люди, чтобы получить вознаграждение – 200, 300, 500 метров или даже несколько километров. Такие вопросы для нас тоже важны, поскольку интересно понять, какое пространство на карте вокруг пользователя имеет смысл показывать. Мы однозначно стремимся работать с этими людьми и хотим, чтобы они могли сами размешать офферы. Мы являемся фасилитатором этих отношений вместо того, чтобы нам принимать решения о том, кто, какие продукты и в каком количестве увидит.

Насколько я понимаю, у вас сейчас только приложение iOS, готовится приложение Android, плюс ограниченное количество стран. Как я понимаю, США, Великобритания и, наверно, еще ряд европейских государств.

Олег: На данный момент еще Ирландия. Три.

Почему такое ограниченное количество стран? Куда вы планируете выходить в ближайшем или не ближайшем будущем?

Олег: До конца года наш проект уже станет глобальным, то есть мы выйдем везде, но на данный момент сложно сказать, какие этапы, и в каком порядке мы будем запускать. Это во многом зависит от того, насколько успешно сейчас покажет себя Р2Р – peer-to-peer marketplace вокруг вас на местности. Если это «полетит в первой реинкарнации», тогда можно будет запускаться очень быстро. А если потребуются дополнительные усилия, доработка, домысливание UX, то проект станет глобальным тогда, когда закончится эта работа. Я думаю, что до конца года у нас будет 50+ стран и миллион пользователей.

Вы сказали, что у вас 150 тысяч загрузок. Например, в Fitbit их до 50 миллионов, только в Google Play. Кажется, что 150 тысяч – не так много для фитнес-приложения. Это так? Понятно, что Fitbit стартовал гораздо раньше, но все-таки его аудитория измеряется десятками миллионов, а ваша – сотнями тысяч.

Олег: Конечно. Во-первых, они существуют уже много лет. Во-вторых, они потратили десятки, если не сотни миллионов на маркетинг и на коммуникации, чего мы вообще не делали. Fitbit – это огромный бренд, который был одним из первых в этом пространстве. Он существует уже больше десяти лет. Как я сказал, мы не тратили на маркетинг ни копейки, и на данный момент растем исключительно органически: вы рассказали другу, я рассказал другу.

Егор: Кроме того, Fitbit – это все-таки устройство. Люди в первую очередь покупают устройство, а приложение уже скачивают как дополнение к этому девайсу – к браслету. У них пользователь заходит не через приложение, а через продажу устройства. Это совершенно другой рынок.

А вы не думали сделать свой трекер или брендировать, например, Xiaomi, не слишком дорогой китайский образец?

Олег: Мы много думали об этом в самом начале и приняли решение, обусловленное тем, что сказал Егор: трекер очень легко обмануть. Для того чтобы сделать трекер, который действительно отличает тряску руки от движения, нужны огромные деньги. Таких трекеров единицы. К этому начинает постепенно приближаться Apple Watch с релизом второй версии.

Это очень-очень дорогое удовольствие, то есть девайс будет очень-очень дорогой. А это значит, что у него очень маленький рынок. Мы же хотим охватить массовый рынок. Я не знаю, внимательно ли вы следите за этим пространством. Я, например, два года назад был на MWC – Mobile Word Congress (проходит в Барселоне). Тогда появилась такая шутка: MWC будет переименован в Mobile Wearable Congress, потому что на каждом втором стенде был представлен какой-то гаджет, девайс – трекер.

Сейчас рынок носимых устройств начинает отходить на второй план, потому что никому не хочется заряжать большое количество девайсов, которые делают практически одно и то же. Если телефон прекрасно отслеживает ваши движения, даже лучше, чем ваш браслетик, зачем вам платить деньги за браслетик и помнить, что его нужно заряжать?

У меня два вопроса о будущем. Первый вопрос. У вас приложение и весь сервис в целом сосредоточен на ходьбе. Допустим, я занимаюсь физическими упражнениями. Будет ли у вас учет физических нагрузок по частоте сердечных сокращений или по каким-то другим параметрам? Второй вопрос. Вы глобально выходите на Android в разных странах. Какие у вас дальнейшие планы по развитию? Будет ли в конце концов создана криптовалюта?

Олег: Ответ на первый вопрос: несомненно, да. Мы всегда будет эволюционировать, добавлять дополнительные сенсоры и данные для того чтобы верифицировать движение, как только они станут массовыми, и у нас будет уверенность в том, что мы можем это верифицировать. Мы движемся в этом направлении. Я сказал, что у нас сейчас есть грант от английского правительства для того чтобы заниматься AI и Machine Learning анализировать движение внутри зданий. Частью этого проекта будет и попытка понять, как различить тряску телефона и реальные занятия спортом.

Создание криптовалюты однозначно входит в наши планы. Теперь мы понимаем, что продукт нужен пользователям, приложение очень интересно не только потому, что оно меняет поведение. Мы не заостряли на этом внимание, но у нас сейчас есть статистика на основе анализа данных о десятках тысяч пользователей. Люди, которые используют наше приложение, ходят каждый день на 14% больше, нежели до того, как они установили наше приложение. Причем это увеличение после шести месяцев, а не двух-трех недель, как в случае посещения спортивного зала (с чего мы начинали), и не 42-х дней, как у Fitbit, после чего человек обычно забывает заряжать устройство. У нас действительно очень привлекательный продукт, который интересен пользователям и реально меняет поведение.

Теперь к нему уже можно добавлять криптовалютный бэкенд. Один из наших самых ранних инвесторов – друг, первым давший нам денег, является криптовалютным предпринимателем. Он прекрасно понимает технологию. Он сделал для нас потрясающее IP. У нас, по сравнению с Bitcoin, немного другой принцип выпуска криптовалюты. Нам необходимо было продумать, как сделать централизованный выпуск, но децентрализованный процессинг.

У нас сейчас есть IP как раз в этой области, которое мы хотим запустить. Мы знаем, что потребуется порядка шести месяцев, чтобы сделать этот бэкенд. Надеюсь, он будет создан к началу 2 квартала следующего года.

Олег Фоменко и Егор Хмелев (Sweatcoin): превратить движение во что-то ценное

У нас была новость о том, что с Pokemon Go эффективность хождения тоже выросла на 26%. Может, у вас будут какие-то игровые механики вовлечения пользователей, то есть благодаря вашему приложению еще больше возрастет популярность и продолжительность пеших прогулок?

Олег: 26% на какой период?

Наверно, на 30 дней.

Олег: Ну вот! Максимум – четыре недели. То, что мы видели. После этого народ устает, перестает играть и снова возвращается на предыдущий уровень.

На диван.

Олег: Да. Особенность нашего приложения именно в том, что после шести месяцев мы видим продолжение изменений. Но об игровых механиках мы постоянно думаем. Учитывая наш размер, сложно сделать все, что нам хочется.

Егор: Все это очень интересно, все это хочется пробовать, хочется создать отдельную команду, чтобы это исследовать, но для этого нужно много ресурсов и людей. А у нас пока маленький стартап. Нам сейчас очень важно постоянно двигаться в правильном направлении.

Олег: Фокусироваться. Люди, которые не знают, куда они движутся, могут вдруг повернуть на 90% градусов и побежать в другом направлении. Мы знаем, почему мы работаем. Я открою вам секрет. Вы можете вдруг превратить свое движение во что-то ценное: непонятно, как и почему это работает.

Вы загружаете приложение, входите в него, понимаете, как это работает. И вдруг из иррационального посыла, который я вам сейчас озвучил, это превращается в эмоциональный посыл, потому что каждый раз, когда вы открываете приложение, вы видите, что количество ваших шагов начало расти, через несколько секунд ваш баланс Sweatcoin стал увеличиваться. Вы это увидели. Начинается воздействие на нейрохимическом уровне. Это дофаминовые и окситоциновые циклы, которые создают привычки.

Вы пошли и посмотрели: «Что я сегодня могу купить на те Sweatcoin, которые у меня есть? Что-то мне это не нравится». Через несколько часов это повторяется. Наш средний пользователь приходит к нам три раза в день. Первый раз пользователи приходят утром, когда выходят из дома, начинают двигаться на работу, затем во время обеденного перерыва и вечером перед выходом из офиса, чтобы пойти домой.

Для нас это самый ценный контакт, потому что вечером, когда давление дня уже спало, люди вдруг, вместо того, чтобы поехать на автобусе, идут пешком, выходят на одну станцию раньше, чтобы пройтись, или идут домой зигзагами. Например, у нас есть целая группа пользователей, которых я обожаю (их 25-30%). Это парни. В Англии принято ходить с друзьями в паб. В этой группе тот, кто оказался последним в списке лидеров, покупает раунд пива. Так и начинается геймификация.

Мы еще не сказали о том, что у нас есть довольно интересный функционал, который тоже спекулятивно был сделан в самом начале. Это транзакции между пользователями. Вы можете перевести sweatcoins мне, а я могу перевести вам. Огромная активность! Люди шлют их друг другу. Егор сказал о том, что знакомые и друзья консолидируют coins для того чтобы что-то купить. Но на самом деле активность огромная. Люди на психологическом уровне воспринимают coins как деньги.

Это очень ценно для нас, потому что движение вдруг становится ценным, люди больше двигаются. Соответственно, они становятся здоровее, у них улучшается настроение, они более эффективны. Цель нашего бизнеса – менять поведение и сделать так, чтобы движение стало неотъемлемой частью вашего дня. Это ценно для огромного количества компаний.

Мы общаемся с несколькими страховщиками. Для страховщиков это «золотое дно». Если вы, вместо того чтобы сидеть перед телевизором с пивом, начинаете делать на несколько тысяч шагов больше, вы улучшаете свое здоровье. Соответственно, для них вы становитесь экономически гораздо более выгодными. Они хотят тратить на это деньги. Соответственно, так мы будем монетизироваться.

Олег, Егор, большое спасибо. Буду ждать выхода вашего приложения в России, и ходить с ним. Было очень интересно. Удачи вам с проектом!

Если вы нашли опечатку - выделите ее и нажмите Ctrl + Enter! Для связи с нами вы можете использовать info@apptractor.ru.
Advertisement

Популярное

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.