Connect with us

Статьи

Бенедикт Эванс: Мобайл 2.0

Чтобы вы сделали по-другому, если бы у вас были не только тачскрины из 2007, но и неограниченные батареи, скоростной доступ в интернет, экраны с высоким разрешение, процессоры, в 100 раз мощнее персональных компьютеров в 1994, и множество качественных фотокамер?

Леонид Боголюбов

Опубликовано

/

     
     

Аналитик Бенедикт Эванс написал программную статью о новом технологическом сдвиге. Предлагаем вам ее русский перевод.

В 2004, через 10 лет после выпуска Netscape, Тим О’Рейли организовал конференцию «Web 2.0», тем самым определив (и назвав) смену поколений в работе веба. Тогда было много течений, но ни одно из них на самом деле не началось в 2004 – для меня, оглядываясь назад, ключевым было то, что люди спрашивали: «Если мы забудем о диалапе и забудем о поддержке старых глючных веб-бразуеров, если мы предположим, что множество людей находится в Сети и привыкли использовать ее, то какой продукт из тех, что мы не могли сделать раньше, мы сможем сделать сейчас?».

Не у каждого был широкополосный доступ в интернет и не у каждого был новый компьютер с современным бразуером, но уже в Сети присутствовало достаточно людей для того, чтобы вы могли перестать думать категориями 14.4К модемов и статичных сайтов, состоящих из таблиц, и создавать что-то новое. Уже достаточно людей было онлайн (и они знали много других, которые были онлайн), чтобы начала работать социальная модель. У Flickr было менее 1.5 миллионов пользователей, когда Yahoo купил его в 2005, и это казалось много в то время.

Сегодня, спустя десять лет после выхода первого iPhone, у меня тоже ощущение, что ранние ограничения и допущения отходят на второй план и появляются новые модели. В 2004 у нас был Web 2.0, сейчас вокруг нас Mobile 2.0. Если Web 2.0 говорил, что «сейчас есть множество людей с широкополосным доступом и современными браузерами», то Mobile 2.0 – это «сейчас есть миллиарды людей с high-end смартфонами».

Итак, какие допущения мы оставляем позади? Чтобы вы сделали по-другому, если бы у вас были не только тачскрины из 2007, но и неограниченные батареи, скоростной доступ в интернет, экраны с высоким разрешение, процессоры, в 100 раз мощнее персональных компьютеров в 1994, и множество качественных фотокамер?

Проще всего увидеть сдвиг в интерфейсах. Хотя Facebook повернулся к созданию «нативных» приложений для мобайла, по большей части весь его мобильный опыт может управляться мышью и клавиатурой – на самом деле, возможно, и вообще только с помощью клавиши табуляции. Это нативный код, но не нативный интерфейс. В противоположность этому, большинство интересных новых приложений имеет интерфейс, все более и более заточенный на смартфоны, особенно на high-end смартфоны. Они используют свайпы как основу навигации, а не просто скроллируемые списки, касания для того, чего мышь никогда сделать не сможет, GPU для создания графики и эффектов, которые мы не видели даже на PC в 2007 году, камеру, часто совмещенную с касаниями, как главное (или сравнимое с клавиатурой) средство ввода. Совместив все это, вы часто получаете опыт, который практически неповторим или вообще не имеет смысла на десктопе – он уже не mobile first, а mobile only.

Графический сенсор смартфона, в частности, становится универсальным средством ввода, универсальным сенсором. Говоря о нем как о «камере», делающий «фотографии», вы абсолютно теряете смысл – камера в смартфоне может и получает кадры, похожие на карточки старого 35-миллиметрового аппарата, но за ней стоит намного большее. Использование камеры смартфона только для съемки и отправки фотографий, это как печатать email-ы – вы используете новый инструмент в старой форме. В этом свете простые игрушки, вроде линз в Snapchat, не просто забавная маленькая фича продукта, которую можно скопировать как простой эксперимент в использовании сенсора и экрана, сколько единый интерфейс ввода, создающий новый тип содержания. В тоже время рост основанного на машинном обучении распознавания изображений означает, что камеры, как устройства ввода, могут начать работать на более фундаментальном уровне – например, перевод сейчас это уже работа с изображением, как и математика. Уже телефон смотрит на изображение, не пользователь. Все больше неочевидных сейчас вещей станет перемещаться в область использования «камеры» – компьютеры всегда могли читать текст, но никогда до этого они не могли считывать изображения.

Совмещение камеры с касаниями означает, что творчество становится больше изображением, видео и движением – оно живое и веселое. Но это работает в обоих направлениях – «контент», потребляемый в социальных приложениях, сейчас также выглядит не как текст, а как видео – но не в понимании ТВ или YouTube, а в понимании движения и более глубокой вовлеченности. Видео это новый HTML или новый Flash – новый файловый формат для доставки гораздо более богатого контента. Естественно, это опять предполагает быстрые CPU и GPU, быстрые сети и неограниченные данные. И, конечно, контент больше не потребляется в браузерах, а потребляется в полудюжине топовых социальных платформ – на самом деле, внутри приложения с лентой Facebook происходит столько просмотров, что его уже можно назвать самым популярным мобильных «веб-браузером».

Говоря, что «видео» это новый HTML, мы, на самом деле, подразумеваем, что у каждой из платформ разработан свой собственный формат контента, сосредоточенный на их собственных приоритетах. Для Snapchat приоритет в насыщенности, так что их формат фокусируется на видео (и том, что похоже на видео), тогда как для Google более важна скорость и компания создала AMP, Facebook создал Instant Articles по той же причине. Для всех этих форматов издатели предлагают качественный опыт (быструю загрузку для AMP, богатый контент для Snapchat) только при использовании собственных проприетарных инструментов. Вы отдаете им свой контент, они говорят вам как его обработать, дают вам аудиторию, говорят вам какая она была и как вы можете заработать.

Помимо всего прочего, можно предположить, что такое изменение в опыте, которое дает мобайл, стало причиной концентрации пользователей в ведущих сервисах. Разумеется, концентрация сама по себе значительный сдвиг. Кто-то может сказать, что это просто заполнение пустоты – также, как десятилетие назад была волна компаний, заполнявших пустующую нишу поиска и социальных сетей ясными возможностями, сейчас мобайл забирает свое, оставляя все меньше и меньше пробелов. В качестве альтернативы, вы можете посмотреть на это как на часть колебания технологий от создания к разрушению – AOL собирал контент, веб разбирал AOL, Google собирал веб, приложения отбирали контент у бразуеров, превращая каждый сайт в отдельную иконку, а сейчас эти платформы вновь формируют связанность. Маятник качнется и в обратную сторону в определенный момент. Можно сказать, что сам Snapchat сейчас отбирает, нет, не фото, а веселье и самовыражение у Facebook.

И, конечно, эту группировку и сборку контента делают сами магазины приложений – они решают, что вы можете делать, как вы можете это делать и (в разной степени) как вы можете зарабатывать деньги. Частью этой борьбы стали альтернативные платформы, вроде платформы для ботов у Facebook, которые пытаются отобрать часть силы у Apple и Google – если они не будут владеть платформами, то и не смогут использовать их для увеличения своего влияния. До сих пор это все работало гораздо, гораздо лучше для контента, нежели для «приложений» – модель социального распространения работает с контентом так, как не работает с вытесняемыми магазинами приложений (за исключением Китая, вероятно).

Вы также можете видеть эти вопросы собирания и повышения ценности в кластере новых маленьких устройств, вращающихся вокруг смартфонов. Snapchat Spectacles или Amazon Echo (как и Apple AirPods) вышли из разных полушарий мозга, но оба они больше, чем просто обычная часть смартфона, обернутая в пластик – они отдельная часть приложения для смартфона, перемещенная в новый контекст. Вам больше не надо доставать телефон, чтобы запечатлеть этот момент или спрашивать, сколько граммов муки в двух чашках. Но также вам не надо больше решать в каком приложении поделиться своим видео или какую марку вам доставит Alexa при запросе «мне нужно больше мыла». Так что, как и в случае ботов, тут начинает играть власть платформ, и для меня тот факт, что Alexa использует «голос» менее интересен чем то, в чем помощница перекликается с Spectacles – попытки разделить смартфон и создать новую, независимую конечную точку для облака, которым они сами владеют.

Эти устройства также, возможно, указывают на то, что может прийти после Mobile 2.0. После Web 2.0 не было чего-то, что можно назвать версией 3.0, а просто произошел платформенный сдвиг, iPhone вызвал переход от десктопов к мобильным устройствам и они стали центром технологий. AirPods, Spectacles, часы и Alexa отражают или, возможно, являются прообразом платформенного сдвига. В некоторых из таких устройств, с одной стороны, можно видеть рост машинного обучения как фундаментально новой технологии, дающей новые возможности, а в некоторых других – все большую и большую миниатюризацию и оптимизацию вычислений. Я думаю, что можно увидеть много хардверных «строительных блоков» для очков дополненной реальности в некоторых последних устройствах Apple, и AR, кажется, может стать следующим мультитачем, а машинное обучение, компьютерное зрение и распознавание голоса будут частями этой технологии. Таким образом, вещи, появившиеся в конце мобильной S-образной кривой, могут дать толчок следующему росту и стать началом следующей кривой.

Комментарии
Если вы нашли опечатку - выделите ее и нажмите Ctrl + Enter! Для связи с нами вы можете использовать info@apptractor.ru.
Advertisement
 
2 комментария

2 Comments

  1. Николай Стукалов

    09.02.2017 at 08:34

    О чем статья?

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

Популярное

X
X

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.