Connect with us

Статьи

Операционная система как Олимпиада для России

Нужна ли российская ОС? Нет. Нужна новая мировая ОС, сделанная, в основном, в России.

Avatar photo

Опубликовано

/

     
     

Дмитрий Завалишин, основатель и генеральный директор группы IT-компаний DZ Systems, на сайте Экспертного центра электронного государства рассказал, нужна ли нам российская операционная система.

11258024_10153362309156473_6295244593443081648_n

Что такое ОС

Одна из ключевых проблем дискуссии вокруг операционных систем — абсолютное непонимание самой сущности этого понятия.

Проверьте себя. Попробуйте представить себе операционную систему визуально. Если вам это удалось — беда. Ваше представление об ОС ложно. Операционная система — это не то, что вы видите на экране, когда Windows уже загрузилась и ждёт запуска приложений. Вы видите шелл — прикладную программу, предназначенную для запуска других программ. Операционная система — это даже не ядро или какой-то иной набор программных компонент. Ведь программа под ОС Windows реально может работать под десятком разных версий Windows, под ОС ReactOS и под Wins (эмулятор Windows, работающий в Linux).

Операционная система — это свод правил для написания прикладных программ.

Давайте попробуем на секунду отвлечься от мира программ и вернуться в обыденную реальность. Операционная система страны — это конституция и свод законов.

Глядя на предмет под таким углом, гораздо легче понять, в чём ценность операционных систем, и проблемы, стоящие перед разработчиками и пользователями.

Как качество и логичность законодательства влияет на развитие бизнеса в стране, так качество и логичность ОС влияет на лёгкость разработки программного обеспечения. Ключевое бизнес-качество ОС — стоимость разработки прикладного ПО. Теперь легко понять, почему, например, дорогая, тяжёлая и требовательная к ресурсам Windows в своё время вытеснила дешёвый, лёгкий и очень нетребовательный ДОС: оказалось, что под новую ОС прикладные программы делать дешевле. При идентичных вложениях получается более значимый, удобный, надёжный результат.

Есть ещё один, геополитический аспект. Владение и управление операционной системой — мощный административный инструмент. Наличие на рынке существенного количества наработанных для данной ОС прикладных программ даёт владельцу ОС преимущество на рынке. В своё время Microsoft обвиняли в давлении на рынок через монополию на операционные системы, причём вариантов такого давления существовало довольно много. Например, скидка на стоимость экземпляра ОС давалась тем компаниям, которые устанавливают на свои компьютеры только Windows, что позволяло длительное время не пускать на рынок конкурентов вообще. Аналог из сегодняшнего дня: владение и управление формально бесплатным и открытым Android позволяет Google контролировать доступ сервисов конкурентов (в частности, Яндекса) на мобильные телефоны.

Третий аспект ценности ОС — чисто продуктовый. Это — программный продукт, который приносит своему владельцу некоторые деньги. Впрочем, этот аспект в настоящее время сильно нивелирован — конкурентная война и ценность ОС как плацдарма для завоевания рынков софта и онлайн-сервисов привели к тому, что формальная цена программного продукта по имени «операционная система» для пользователя равна нулю. У этого явления несколько причин, но одна из главных уже названа: контроль рынка и сбор информации о пользователях важнее прибыли от продажи ОС.

ОС в мире

Можно назвать несколько широких классов операционных систем. Хорошо знакомые нам десктопные ОС и ОС для мобильных компьютеров — эти две группы активно сливаются в одну по мере того, как умирает сам класс настольных ПК. К ним примыкают ОС для телевизоров, которые, как правило, представляют собой те же системы для планшетов и телефонов, но слегка перелицованные.

ОС реального времени для встроенных систем, бортовые ОС на гражданской и военной технике. Этот сегмент обладает массой специфичных свойств и, в силу гибкости рынка, гораздо демократичнее. Достаточно сказать, что в классе ОС широкого применения (десктоп и телефон) в нашей стране разрабатываются лишь экспериментальные и прототипные системы. А вот бортовые ОС для военной техники, полностью и с нуля разработанные в России, вполне существуют, и вовсе не в единственном числе.

Следующий класс систем ещё уже и специфичнее — это встроенные системы для различных контроллеров, в том числе и промышленных. Например, контроллера, который управляет работой коробки передач в автомобиле, или дозатором муки на соседнем хлебозаводе. При всей кажущейся незначимости это огромный и весьма критичный рынок. Как ни странно, войти на него сложнее, чем на рынок ОС для истребителей, но всё же занять здесь позицию не настолько сложно, как в сегменте ОС для конечного пользователя.

Как происходит развитие рынка ОС

В течение длительного времени весь рынок состоял, условно, из двух игроков — ОС Windows занимала 100% «бытового», пользовательского рынка, а различные клоны ОС Unix (в частности, широко известный, но далеко не так популярный в то время Linux) — рынок серверных систем. И, признаться, тогда казалось, что ситуация эта столь же незыблема, сколь незыблемым выглядел Леонид Ильич Брежнев и Советский Союз при нём.

Тем не менее, как мы видим, сегодня картина изменилась кардинально. Microsoft, имевшая убийственную позицию на рынке и очень жёстко её защищавшая, рынок почти потеряла.

Надо рассмотреть несколько механизмов входа новых ОС на рынок. Самый очевидный и общеизвестный — появление нового сегмента рынка. Очевидный пример — появление iPhone и соответствующей операционной системы. Фактически имело место возникновение смартфона как явления. За этим, впрочем, стоит многолетний и мало кому известный процесс: рождение Mac OS, изгнание Джобса из Apple, создание им компании и компьютера NeXT, разработка для него кардинально новой ОС NextStep, возвращение Джобса в Apple, выпуск Mac OS X, которая представляет собой переименованный NextStep, и, наконец, выпуск урезанной Mac OS X под именем iOS. Джобс хорошо понимал системообразующую ценность ОС и, по сути, работал над этой темой всю жизнь.

ios1-580x400

Интереснее сложилась судьба ОС Android. Это — пример другого вида успеха. Для того, чтобы появился Android, за 20 лет до того в уже несуществующей компании Sun должна была появиться Java. Которая сама по себе если и не является ОС, то в совокупности с наработанной вокруг инфраструктурой библиотек, инструментов и систем от понятия ОС ушла недалеко. Среда разработки и жизни программ, которую обеспечивает возникшая вокруг Java экосистема, очень чётко соответствует изложенным выше ценностям ОС: разрабатывать софт под эту экосистему оказалось крайне выгодно, соотношение результата и затрат оказалось очень высоким. Это привело к смерти Sun и поглощению её компанией Oracle, с одной стороны, и появлению Android с другой. Дело в том, что сам стандарт на Java находится в руках Oracle. Но нашёлся достаточно креативно мыслящий программист, который создал среду исполнения программ, семантически идентичную виртуальной машине Java, но формально отличную от неё. Это позволило использовать всю мощь наработанной инфраструктуры мира Java, но уйти от «подотчётности» компании Oracle, поскольку формально то, что мы сегодня называем «Android», Java-ой не является. Это интересный пример «угона» технологии. Частичного — конечно, в Android есть немало существенных собственных наработок. Но начали они на плечах двух титанов — рынок «подогнал» Apple, технологию — Oracle/Sun. Сама система стала реальностью благодаря демпингу со стороны Google, который «продал» рынку возможность догонять iPhone без затрат на собственные ОС. Как водится, первая доза была бесплатной — это потом вендоры поняли, насколько жёстко они попали под контроль Google. Впрочем, многих это устраивает.

Интересно, что частичный «угон» технологии, продемонстрированный Google, технически можно повторить, и некоторые современные проекты рассматривают этот путь как возможный вариант выхода на рынок.

ОС в России

Начнём с того, что в СССР разработка операционных систем шла весьма активно. Советские компьютеры поставлялись только с пакетом программ, в который входили и система, и компиляторы, а иногда какие-то прикладные программы. Конечно, как и во всём мире, появление Unix этот зоопарк сначала проредило, а потом бы, в любом случае, снесло совсем, независимо от того, случилась бы у нас буржуазная революция или нет. Но — специалисты по Unix (отечественные версии — «Демос», МНОС и т.п.) выпускались, и те, кто был способны свой дистрибутив разобрать и собрать как автомат Калашникова, среди них наличествовали. А студенты изучали ТРЯП — теорию и реализацию языков программирования. То есть, на минуточку, должны были уметь собрать из палки и верёвки простенький компилятор.

Сегодня же ситуация, в целом, близка к ужасной. Близка (а не ужасна) только потому, что всё ещё остались старики родом из СССР, которые в нескольких НИИ делают собственные ОС — в основном, конечно, для военки.

Впрочем, добавим немного белой краски в этот хтонический ужас. В Петербурге разрабатывается EmBox — модульная ОС для встроенных применений, в Москве – «РеактОС» (клон Windows) и «Фантом» (разработка Завалишина. – ред.). В целом по стране есть немалая компетенция по ядру Linux. В области микроконтроллеров живёт изрядно программистов, которые обладают знаниями низкоуровневой разработки, и их достаточно для линейной работы по ядру ОС – речь не о проектировании, а о работе над тривиальными компонентами, будь то драйвер или подсистема. В области языков программирования наработок тоже немало — начать с того же JetBrains, пожалуй, мирового (!) лидера в области технологий сред разработки и компиляторов.

То есть никоим образом нельзя сказать, чтобы мы были неспособны сделать российскую ОС. Причём систему серьёзного масштаба.

Почему её нет?

Во-первых, потому что компактная (в пределах 3-5 лет) экономическая модель не просматривается, а никого, кто бы занимался в России стратегией на 10+ лет, тоже не видно.

Во-вторых, потому, что у нас больше нет реально работающих НИИ и сопутствующей проектированию ОС науки. Все известные мне НИИ, в которых присутствует тема ОС, занимаются исключительно бизнесом, причём, очевидно, сиюминутным. Это не то, чтобы обвинение — они поступают так не от хорошей жизни. Они вынуждены как-то выживать, денег на академические исследования нет, и если у нас что-то и происходит в этой области (а по капельке — происходит), то только в режиме использования части коммерческого финансирования в научных целях.

Коротко: нет политической воли. Никто не видит в этом стратегии.

Нужна ли российская ОС

Нет. (В этом месте должны упасть челюсти у всех, кто меня знает. Не тревожьтесь.)

Нужна новая мировая ОС, сделанная, в основном, в России.

Почему.

  1. Потому, что основные современные ОС базируются на парадигмах из середины прошлого века. Это не будет продолжаться вечно. Наслоения на древние идиологемы, из которых состоит Linux и Windows, уже неадекватно велики. Скоро эта штукатурка не выдержит, и здание операционной системы придётся строить с чистого листа. Момент сейчас удачный. Следующий будет ещё через полвека.
  2. Потому, что России нужен проект, воодушевляющий российских разработчиков, и возвращающий нас обратно на один уровень с IT-миром. Нужна, в своём роде, Олимпиада-2014 для российского IT.
  3. Потому, что иначе мы теряем и будем терять лучшие кадры. Если в России нет топовых проектов, топовые разработчики будут нас покидать.
  4. Потому, что в итоге это экономически выгодно. Да, итог далёк. Но мы, вроде, не собираемся распускать страну на все четыре стороны? Собираемся жить? Зарабатывать? Ну – вот.
  5. Потому, что это уже сегодня один из каналов контроля над миром. Извините за мою простоту. Впрочем, мы ведь не стремимся к мировому господству – мы стремимся к многополюсному миру и отсутствию контроля над нами. Поэтому и оговорка «в основном» в ключевой фразе. Открытый код, открытый мировой стандарт с равными правами для всех стран.
Если вы нашли опечатку - выделите ее и нажмите Ctrl + Enter! Для связи с нами вы можете использовать info@apptractor.ru.
Advertisement
Telegram

Популярное

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: