Connect with us

Статьи

Intel сражается за будущее

Как бывший лидер рынка процессоров пытается подстроиться под современные реалии и не потерять компанию — Жан-Луи Гассе, бывший исполнительный директор Apple Computer и председатель совета акционеров PalmSource, попытался представить лучший путь для Intel.

Анна Гуляева

Опубликовано

/

     
     

Эра смартфонов 2.0 разрушила много компаний: Nokia, Blackberry, Palm. Станет ли Intel очередной жертвой в результате предложенного слияния Broadcom с Qualcomm или же в качестве последствий собственного суицидального защитного хода?

В ноябре 2017 Broadcom (доход  — 17,6 миллиардов долларов, рыночная капитализация — 104 миллиарда долларов) огласила свои намерения приобрести Qualcomm (доход — 22,9 миллиарда долларов, рыночная капитализация — 93 миллиарда долларов). Эти компании производят множество процессоров. используемых в кабельных и беспроводных сетях. В частности, Qualcomm производит нам всем знакомые процессоры Snapdragon для смартфонов и чипы для беспроводных модемов, а Broadcom обладает впечатляющим портфелем продуктов, который стал результатом серии поглощения корпораций. Несмотря на успешный опыт слияний и поглощений, предложение Broadcom выглядит не совсем хорошо (и оно вчера было отвергнуто самим президентом Трампом).

Во-первых, оно очень дорогое: первое предложение Broadcom составило 130 миллиардов долларов. Позднее Qualcomm рассказал о 160 миллиардах.

Во-вторых, оно связано с беспокойствами по поводу безопасности. В 2016 Broadcom приобрела сингапурская компания Avago. Чтобы успокоить США, Avago/Broadcom обещает заново зарегистрироваться в Штатах.

В конце концов, потенциальная компания будет слишком большой. Конечно, в этом и заключается идея: объединить корпорации, чтобы достичь “гармонии поставок”, или ценовой мощности. Но будет ли полученная компания настолько большой? Совместный доход двух компаний составляет около 40 миллиардов долларов, что несравнимо с 200 миллиардами долларов дохода гигантов вроде Amazon или Apple.

Давайте сравним эти 40 миллиардов долларов с 63 миллиардами долларов, заработанных в 2017 году Intel. Intel видит это объединение как угрозу своему существованию. Но вместо того, чтобы идти к правительству и проходить через долгий и необязательно успешный процесс, Intel, по слухам, работает с консультантами (инвестиционными банкирами компании) над ответным ходом — покупкой Broadcom.

Почему такая спешка? В чем заключается угроза? И не станет ли рискованный ход по объединению сотрудников и заводов большей опасностью?

Угроза бизнесу Intel не нова: компания находится в зоне риска уже больше десяти лет. Когда Intel отклонил предложение Стива Джобса по производству первого процессора для iPhone в 2005 году, компания упустила огромную возможность. Недоверие компании к амбициозному проекту Apple оказалось ужасной ошибкой: сейчас в мире продано более 1,8 миллиарда устройств на iOS.

Intel упустил крупнейший продукт в индустрии, переросший даже персональные компьютеры. Теперь процессоры для iPhone производят Samsung и TSMC. Более того, в мире существуют миллиарды устройств на Android. Доля Intel и на этом рынке стремится к нулю.

Вы можете задуматься — почему тогдашний CEO Пол Отеллини не сделал Apple предложение, от которого они не могли бы отказаться, и дал доступ к технологиям производства Intel. В то время у Apple не было ничего, а у Intel — всё. Но у руководителей Intel возникло искажение реальности. Связано оно было с историей компании, ведь именно Intel привнесла  кремний в Кремниевую долину, а также, в большей степени, из-за Wintel. У компании не было монополии на все «процессоры для Windows», но она опиралась на союз с Microsoft в своей x86 платформе.

Через несколько лет, после драматического роста смартфонов на ARM, вера директоров Intel в Wintel была все еще непоколебима: “Временное преимущество, которым наслаждаются эти менее сложные ARM-чипы без Windows, будет устранено производственным процессом x86”.

Сторонники Wintel хотели подтвердить эту теорию:

Еще одна причина верить в устойчивость эры Wintel — это сохранение позиций традиционных PC, — сказал президент US itek Group Дэвид Стиннер. — Слишком рано говорить, будет ли Wintel лидировать в области планшетов и смартфонов, но Intel и Microsoft всегда будут править рынками ноутбуков и компьютеров. И хотя эта вторая группа часто уходит в тень из-за мобильного хайпа, она никуда не денется.

Наблюдение за тем, как руководители Intel вздрагивают при воспоминании об этой догме, лишь подтверждает ее реальность.

Этот яд работает просто. Представьте одинаково хорошие процессоры: та же стоимость производства, та же вычислительная мощность и так далее. На одном запускается Windows, а на другом — нет. Какой будет продаваться по большей цене? И вот “Нам повезло” превращается в “Мы знаем, что делаем”.

Руководители Intel, конечно, не совсем слепы. Год за годом они пробовали другие продукты: от серверных ферм до IoT, носимых устройств, беспилотного транспорта, но им ещё предстоит найти продукт, которому понадобятся чипы, которые подходят для Windows.

Продукты Intel кажутся не связанными между собой — энергонезависимая память, программируемые процессоры, интернет вещей, беспилотные автомобили (MobileEye была куплена Intel в прошлом году) — но внутри у них одни и те же рабочие лошадки: x86 процессоры, которые дают более 80% дохода Intel и почти 100% его прибыли. Вряд ли приобретение беспорядочного портфеля Broadcom/Avago — беспроводные решения, хранилища, оборудование для сетей — подойдет под монокультуру Intel.

Возможно, спешка Intel может быть связана со спором Qualcomm и Apple.

С опозданием Intel поняла, что не желает упускать рынок смартфонов. Несмотря на проблемы с новыми процессами производства, компании удалось поставить беспроводные модемы для iPhone 7, 8 и X. Этой сделке помог долгий спор об интеллектуальной собственности между Apple и Qualcomm. Если Broadcom приобретет Qualcomm, спор с Apple может исчезнуть:

…Broadcom уже поставляет элементы для Apple, и компания не станет портить отношения переговорами по поводу патентных отчислений. Этот процент важен для независимого Qualcomm, а для совместной компании Broadcom и Qualcomm важнее будут хорошие отношения с Apple.

Если спор будет улажен, Intel потеряет свою сделку с беспроводными модемами. Все козыри будут у Broadcom. Неудивительно, что Intel пытается сорвать сделку. Что будет хуже: исчезнуть с мобильного рынка по вине объединения Broadcom и Qualcomm или попасть в организационное и продуктовое болото по вине инвестиционных банкиров? Лучший вариант для Intel может находиться вне этих вариантов: никакого слияния между Broadcom и Qualcomm и никакого суицидального приобретения Broadcom.

 

Если вы нашли опечатку - выделите ее и нажмите Ctrl + Enter! Для связи с нами вы можете использовать info@apptractor.ru.
Advertisement

Популярное

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.