Connect with us

Маркетинг и монетизация

Любящие киты: как игрок, потративший $2 млн на мобильную игру, объявил ей бойкот

Пятидесятидевятилетний владелец магазина бытовой техники, будучи лидером одного из кланов, потратил на Modern War более 2 миллионов долларов. И теперь он один из участников бойкота, в котором 144 команды прекратили тратить деньги и потребовали от Gree сделать исправления в игре.

AppTractor

Опубликовано

/

     
     

Дин Такахаши на VentureBeat написал о том, как самые ценные игроки бойкотируют мобильные игры.

Gree, японская игровая компания, владеющая такими играми, как, например, Modern War, наткнулась на настоящую золотую жилу в лице Стивена Барнса из Хьюстона. Пятидесятидевятилетний владелец магазина бытовой техники, будучи лидером одного из кланов, потратил на Modern War более 2 миллионов долларов. И теперь он один из участников бойкота, в котором 144 команды прекратили тратить деньги и потребовали от Gree сделать исправления в игре.

Добро пожаловать в сложный мир VIP игроков, которые известны как «киты» – именно они тратят безумное количество денег в своих любимых free-to-play играх. Они лучшие клиенты и, возможно, именно те 2 процента игроков, которые вообще тратят хоть какие-то деньги в бесплатных играх. Такие как Барнс редки, и они ожидают хорошего отношения со стороны игровых компаний. Как разработчики удовлетворяют их потребности очень важно, так как это похоже на казино в Лас-Вегасе, которые завлекают игроков, проигрывающих миллионы. Если компания потеряет своих китов, то последствия этого будут распространяться далеко за пределы небольшой группы людей.

«Когда игрок уходит, если он имеет хорошие связи и важен – Социально Значим в наших терминах – то это удар по сообществу как в плане доходов, так и в плане времени и развлечения», – говорит Дмитри Уильямс, CEO в Ninja Metrics, компании, которая изучает «социальных китов» и занимается игровой аналитикой. Уильямс отмечает, что «социальные киты» это те игроки, которые могут и не тратить много денег в игре, но они заставляют тратить других. В случае с VIP игроками, о которых мы говорим здесь – лидеры кланов, которые тратят много денег – они и тратят много, и влияют на других, чтобы те тратили много.

Барнс привлек мое внимание, так как его ведущий клан в Modern War устроил бойкот, к которому присоединилось 6,000 игроков, включая 22 из 25 ведущих команд. Они послали требование Gree, в котором требуют решить проблемы в игре и общаться с ними по поводу изменений. Gree меняет силу и ценность виртуальных предметов уже после того, как игроки покупают их, аннулируя ценность предметов, на добычу которых команды тратят много денег.

Со своей стороны, Gree говорит в заявлении: «Gree высоко ценит своих клиентов и воспринимает все их жалобы всерьез. Мы находимся в процессе рассмотрения жалобы и поиска решения по каждому вопросу, описанному в письме». Gree возместила игрокам стоимость некоторых спорных покупок.

Игроки отмечают, что теперь Gree регулярно общается с ними. Игроки говорят, что понимают риск объявления бойкота. Если бы у Gree были жесткие игровые менеджеры, они могли бы просто забанить их. Но это было бы самоубийством, так как тратящие много игроки просто перешли бы в другую игру. Gree также могла закрыть уже относительно старую игру, приняв решение, что она не стоит тех проблем, которые вызвала.

Я уже писал о многочисленных бойкотах. Впервые о Zynga, которая столкнулась с разъяренными фанатами, когда решила закрыть YoVille (позднее она продала ее), потом о российском Game Insight. В прошлом году я наблюдал, как тысячи игроков из топовых кланов бойкотировали Game of War: Fire Age. К нему тогда подключились лучшие игроки, и это привело к общению на самом высоком уровне между компанией и фанатами. MZ потратила много усилий на исправление и улучшение игры.

Филип Вестерленд, бывший игрок Game of War, потративший в игре сотни тысяч долларов, был одним из тех, кто в прошлом году участвовал в забастовке. Он в конце концов бросил играть. Выступая на конференции GamesBeat он сказал, что наслаждался политическими аспектами игры, в которой игроки могут плести интриги, соревнуясь командами.

Он отметил, что MZ потратила много денег, улучшая технологию. У других компаний нет такой возможности.

«Для нас вся победа заключалась в коммуникациях с компанией», – говорит Валери.

social-whales-3-800x503

Общее в этих бойкотах в том, что все они организованы людьми, которые любят игру больше всего. Они хотят исправить игру, которая им нравится, и они чувствуют, что издателю надо спуститься с облака, на котором он восседает, и поговорить с ними, как живыми людьми, а не как с овцами, которых стригут. Я думаю, что баланс между фанатами и менеджерами очень тонок, и ни одна из сторон не должна переоценивать свою роль.

Довольно часто несколько игроков объединяются и играют под одним аккаунтом, что обычно запрещено правилами. Но игровые компании часть закрывают глаза на это, так как такие игроки тратят много денег. Другая дилемма для компаний: иногда тратящие много любят обманывать, или, по крайней мере, так думают другие игроки. Еще одна интересная возможность. Иногда игроки говорят о бойкоте, а сами начинают тратить еще больше в то время, как другие этого не делают.

Одна из игроков в Modern War – 59-летняя работница страховой сферы из Нью-Йорка по имени Валери, представленная мне Барнсом. Она не хочет раскрывать свое полное имя. Он потратила около 6,000 долларов за пять лет, гораздо меньше Барнса, но все еще достаточно, чтобы называть ее китом.

Барнс говорит, что он скачал игру по совету в ноябре 2011. Он никогда не собирался тратить в ней деньги, и сначала даже не знал, что это возможно. Он говорит: «Потом мне начали надирать задницу. Я понял, что надо тратить деньги, очень быстро. В течение двух недель».

Он в Modern War покупает виртуальную валюту, называемую «золото». Она позволяет ускорять процессы или покупать более мощные юниты. Она не может купить победу (большинство западных издателей не любит «pay to win» игр). Он быстро стал самым сильным игроком в игре и привлек союзников, которые также тратят много. Он сражался с игроком и, в конце концов, в феврале 2012, они заключили перемирие и объединили силы в группе под названием PUN. По началу, Барнс тратил на игру по 90 часов в неделю. Сейчас около 40.

Многие игроки приходят и уходят. Команды разделяются и реформируются. Барнс остается по социальным причинам.

«Я единственный игрок, оставшийся в команде с самого начала», – говорит Барнс. «Большинство скажет, что это из-за дружбы. Ко мне приезжали люди на барбекю».

Валери говорит: «Мне больше всего нравится то, что это не зависит от возраста, вашей крутизны, веса. Игра слепа к любой дискриминации. У нас есть 20-летние и тем, кому исполнилось 60, со всего мира. Я знаю игрока с раком, и он говорит, что игра помогает ему справиться с болезнью».

Такие игроки будут терпеть проблемы в игре, изменения в политиках или глюки. Но их терпение не бесконечно, как показывают такие акции.

И конечно, такие люди должны иметь право голоса, даже если количество игроков переваливает за миллионы или десятки миллионов. Правда ведь?

«На протяжении многих лет люди думали, что я получаю что-то специальное от компании», – говорит Барнс. «Да, мы получаем больший, чем обычный игрок, отклик в технической поддержке. У меня некоторое время был контакт там. После того, как он ушел, я стал получать стандартные ответы. Вот и все».

Но Барнс сказал, что он не хочет чрезмерно критиковать компанию, которая дала ему игру, в которую он любит играть. «У нас есть трения, которые накопились за много времени. Но мы не хотим торпедировать Gree. У нас есть страсть к игре».

Если вы нашли опечатку - выделите ее и нажмите Ctrl + Enter! Для связи с нами вы можете использовать info@apptractor.ru.
Advertisement

Популярное

X
X

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.